Интервью участнков

Айдарова Галина Николаевна

Казань. Айдарова Галина Николаевна - доктор архитектуры, заведующая кафедрой теории и практики архитектуры в КГАСУ.

Исторический центр города – это не застывшая структура, она постоянно развивалась на протяжении многих столетий. В каждый период всегда какое-то наследие, какое-то новое строительство, новации. Поэтому исторический центр, это нерасторжимая связь пространства и времени, непрерывное обновление, актуализация традиций. Традиции умирают, если они не актуализируются. Сами по себе не могут быть законсервированы. Они должны постоянно находить своё адекватное развитие в новых объектах. Не исторично, если в историческом центре появляются новые объекты, которые являются имитацией архитектуры прошлых веков. Не исторично, потому что история есть непрерывное накопление новых и новых пластов. Морфология города, исторического центра, состоит из различных периодов, этапов и стилей. И это есть непрерывное движение вперёд, развитие. В городе нет жизни, если он останавливает свое развитие. Большая проблема заключается в том, что исторический центр, конечно, нужно сохранять, но город живёт и там должны быть новые функции, там должны быть новые типы зданий, общественные и жилые. Он не должен быть вечером таким, чтобы не горели окна в домах, чтобы не ходили люди. Иначе получается, что днём там бывают группы туристов, какие-то люди, которые ходят в магазин, а вечером это темное мертвое место, потому что в системе центра нет жилых комплексов.

Такой центр не является живым, мы не можем считать его живым даже если мы поставим фонари XVIII века, если мы там оформим всё, как у нас на Баумана, этого будет недостаточно с точки зрения развития жизни исторического центра. Там у нас есть карета, там у нас есть разные скульптуры, это хорошо. Но новая архитектура должна вливаться, в том числе, в его исторический центр. Тут какая ещё есть проблема - город-миллионник должен обладать своими амбициями, в том числе в архитектуре, то есть он должен иметь архитектурные объекты высокого качества как минимум российского, как максимум – европейского уровня. И такие инновационные архитектурные решения вполне под силу нашим архитекторам, они могут создавать такие произведения. Но здесь получается замкнутый круг: острые современные решения как будто неуместны в центре города, поскольку там есть система ограничений по высотности, по стилистике и понимается так, что сохранять город, это не допускать туда ничего сверхвысокого или сверх инновационного. Но это дорогая архитектура, инновационная архитектура требует хорошего размещения не на окраине города, а именно в хорошем центральном месте, где она могла бы работать на имидж, на образ города, поднимать статус города.

Поэтому это вопросы все очень важные и очень серьёзные. Их надо решать. Если мы их не решаем, тогда мы своих архитекторов обрекаем на то, что они постоянно должны делать какие-то исторические фальшивки, какие-то муляжи, какую-то подмену действительности. А для этого не надо учиться пять лет, это можно за полгода научиться делать, копировать соседнее здание XIX века. Но это совсем не выдающиеся архитектурные объекты XIX века. Как правило, это застройка, которая относится к массовой и иногда её проекты даже не архитекторы делали, а чертежники и инженеры, поскольку это незначительная массовая архитектура. И вот эту массовую архитектуру современные архитекторы с пятилетним образованием должны копировать, подчиняться, что, конечно, неправильно.

В этом смысле, наверное, каждое время имеет свою энергетику и город имеет право на энергетику современности. Каждое поколение ожидает увидеть визуально в архитектуре города ответы на свои вопросы и ощущение себя в современности. Какие-то опорные объекты должны приносить для каждого поколения ментальную опору, чтобы каждое поколение ощущало связь с современностью, а не только с далеким прошлым. Именно связь с современностью и стала насущной задачей любого крупного города. Наш город-миллионник не может быть законсервирован на уровне XIX века, нам надо делать прорыв. У нас есть объекты XX века, выдающиеся объекты советского периода. Они были для нас очень значимы. Но мы способны на большее.
Made on
Tilda